Рубрики
Контент

GreenTech: объединяя устойчивые и цифровые горизонты развития

РБК Тренды о том, почему цифровая трансформация и развитие ESG — два мегатренда, определяющих образ экономики будущего, должны работать в тесной связке

Цифровая трансформация и развитие ESG — два мегатренда, определяющих образ экономики будущего. РБК Тренды рассказали, почему оба этих явления должны работать в тесной связке

Цифровизация во благо природы и общества

Цифровые технологии могут сыграть ключевую роль в достижении 70% Целей ООН в области устойчивого развития (ЦУР), а также существенно ускорить прогресс в их достижении. Это особенно актуально на фоне растущих опасений о том, что до целевого 2030 года выполнения ЦУР осталось всего шесть лет, но ни одна из 17 целей пока не была достигнута. В конце прошлого года ООН совместно с консультантами опубликовали программу цифрового ускорения ЦУР, в которой представили глобальный анализ связей между уровнем цифровизации стран и прогрессом в области устойчивого развития.

Так, две трети развивающихся стран уже интегрируют цифровые технологии в национальные планы для борьбы с изменениями климата и снижения выбросов парниковых газов. Например, в Кении цифровой сервис отслеживает данные о состоянии деревьев, чтобы поддержать национальную программу по достижению как минимум 30-процентного лесного покрова по всей стране к 2032 году. В Пакистане разработали цифровую панель для мониторинга угрозы сезонных наводнений и оказания помощи пострадавшим. В Сенегале цифровые инструменты помогают фермерам справляться с меняющимися погодными условиями — например, путем отбора устойчивых к засухе семян для посева.

Цифровые сервисы в том числе помогают компаниям реализовывать проекты и программы зеленой повестки, прежде всего направленные на сокращение влияния на окружающую среду. Инновации, помогающие в решении экологических, климатических задач и вопросов переработки отходов, а также технологии, направленные на снижение потребления энергии, уменьшение выбросов вредных веществ и улучшение качества жизни, называют зелеными технологиями, или GreenTech (гринтех). К этой категории также относят производственные процессы, которые являются более экологически безопасными по сравнению с традиционными способами производства.

При этом до 80% технологий, необходимых для достижения ЦУР, уже доступны, а многие другие решения уже находятся на стадии разработки, утверждает Всемирная организация интеллектуальной собственности в своем исследовании, в котором приводит более 200 примеров зеленых решений для смягчения последствий изменения климата.

Среди них, например, технология улавливания, использования и хранения углерода (CCUS — Carbon capture, use, and storage). Сегодня в мире действует 68 объектов в сфере CCUS общей мощностью 39 млн т CO2 в год. Согласно прогнозу McKinsey, к 2025 году мощность введенных в эксплуатацию объектов увеличится до более чем 60 млн т CO2 в год и достигнет более 500 млн т CO2 в год к 2030 году.

Большим потенциалом цифровые технологии обладают и в области переработки отходов. Например, от 70 до 80% твердых бытовых отходов, образующихся в Африке, пригодны для вторичной переработки, однако в настоящее время перерабатывается только 4%. По оценке аналитической компании ReportLinker, объем рынка интеллектуального управления отходами может вырасти с $3,12 млрд в 2023 году до $6,49 млрд к 2028 году при среднегодовом темпе роста в 15,8%.

Также глобальные мощности зеленых инноваций в сфере возобновляемой энергетики по итогам 2023 года выросли на 50% по сравнению с 2022 годом. Ожидается, что к 2028 году на долю ВИЭ придется более 42% мировой электрогенерации.

В целом значительный спрос на зеленые технологии и разнообразие возможностей их применения сформировали отдельную экономическую нишу. Так, по оценкам Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД), к 2030 году объем рынка зеленых технологий достигнет более $9,5 трлн. А по данным обзора Green Technology and Sustainability Market, объем мирового рынка зеленых технологий и устойчивого развития на горизонте до 2030 года будет ежегодно прирастать на 30%, создаст дополнительно 30 млн рабочих мест.

При этом важно понимать тесную связь между зелеными технологиями, фокусом на устойчивое развитие и развитием макроэкономики. Старший вице-президент Сбербанка по ESG Татьяна Завьялова отмечает, что сегодня принципы устойчивого развития стали неотъемлемой частью глобальных экономических процессов. С одной стороны, они обеспечивают темпы прироста экономики в быстроразвивающихся странах, с другой — являются ответом на новые вызовы, связанные с климатическими и экологическими проблемами. «Государства и бизнес, вкладывая средства в устойчивое развитие, зеленые технологии и чистую энергетику, формируют новые возможности для доходной базы и экономического роста. Одну из ключевых ролей в этом процессе играет развитие зеленых технологий», — отмечает Завьялова.

Гринтех в России: конкурентоспособность и стратегическое преимущество

Для России развитие технологий и инноваций — одно из приоритетных направлений. За последние три года в стране приняли ряд стратегических документов, отечественная промышленность «зеленеет» все активнее: компании не остаются в стороне от экологической повестки и внедряют больше зеленых технологий.

Согласно исследованию НИУ ВШЭ «Зеленые технологии в промышленности: тренды GreenTech-направлений в 2023–2024 годах», по итогам прошлого года инвестиционная активность промышленности в области внедрения экотехнологий интенсивно росла. Более 40% предприятий продемонстрировали значение индекса экологических инвестиций (ИЭИ) выше 50 баллов по стобалльной шкале, что указывает на расширение отраслевого охвата с реализацией экологической повестки.

Тремя ключевыми направлениями среди руководителей производств, которые отмечали наибольшее получение выгод от инвестирования в экотехнологии, стали снижение воздействия на окружающую среду, соблюдение стандартов по охране окружающей среды, здоровья и безопасности, а также снижение энергоемкости продукции.

Максимум экологических выгод отметили руководители предприятий по производству химических веществ и продуктов, бумаги и бумажных изделий, кокса и нефтепродуктов, организации по обработке древесины и производству изделий из дерева и пробки. Доля промышленных предприятий, получивших ту или иную выгоду от инвестирования и внедрения технологий и организационных практик в области экологизации, выросла за 2021–2023 годы с 47 до 70%.

«Это абсолютно логичное развитие экономики. В мире по-прежнему устойчивы тренды на максимальное озеленение технологий и вычислений, снижение выбросов углекислого газа. Чтобы быть конкурентоспособными на мировой арене, предприятиям необходимо выстраивать более экологичные процессы и снижать уровень выбросов СО2. Достичь этого можно при помощи внедрения новых зеленых технологий», — отмечает первый зампред Сбербанка Александр Ведяхин.

В России спрос на развитие зеленых технологий в том числе будет формироваться планами стран-партнеров в сфере углеродного регулирования. Например, Китай планирует запуск собственного трансграничного углеродного налога в ответ на западные ТУР (трансграничное углеродное регулирование). Те, кто сейчас будет вкладываться в зеленые технологии, получат стратегические преимущества на горизонте до 2030 года, рассказывает Ведяхин.

GreenTech позволяет компаниям контролировать свой углеродный след. К примеру, ГИС «Энергоэффективность» и Реестр выбросов парниковых газов собирают данные об углеродном следе предприятий и помогают определить, попадает ли компания под действие «углеродного» законодательства.

Сократить вредные выбросы в атмосферу бизнесу помогает российский проект ANSELM — программа для сокращения углеродного следа на базе оптимизации энергопотоков предприятия. Система ищет ошибки в теплообмене и предлагает решения по их устранению. Еще один из трендов углеродного рынка в России — внедрение блокчейн-технологий в торговлю углеродными единицами. В 2023 году «Сибур» первым в России совершил сделку по продаже сокращений выбросов парниковых газов на блокчейн-платформе.

Активно внедряются инновационные решения в управление городами и территориями. Юлия Урожаева, руководитель департамента природопользования и охраны окружающей среды, отметила, что «наблюдается тенденция к применению зеленых технологий в строительстве, со стороны отрасли существует запрос на решения в области шумо- и пылеподавления, внедрение энергосберегающих систем. Другое важное направление — вода. В городе более 1,3 тыс. прудов, необходимо развивать биологические методы их очистки». По словам Урожаевой, Москва заинтересована в дальнейшем переходе транспорта на экологичные виды топлива, в создании малошумных дорожных покрытий и внедрении эффективных систем экологического мониторинга. Спикер подчеркнула, что город открыт к инновационным решениям, которые могут возникнуть только в результате совместных усилий науки, бизнеса и государства.

Всего в России объем рынка зеленых проектов по направлениям высокотехнологичной промышленности до 2030 года оценивается в 7–13 трлн руб.

Оценка ESG-эффективности от цифровой трансформации

Как глобальному, так и российскому рынку необходима единая система оценки эффективности вклада стран, отраслей и отдельных компаний в развитие устойчивой повестки, а также гармонизация подходов устойчивого развития с дружественными странами. По оценке Татьяны Завьяловой, на текущий момент в России такой системы нет, но предпринимаются активные шаги как со стороны бизнеса, так и государства по выстраиванию подобной системы.

Цифровая трансформация оказывает преимущественно положительное влияние на показатели ESG, однако для развития практик устойчивого цифрового развития необходимо разработать подход к оценке ESG-эффектов и сформировать соответствующее регулирование. Как один из шагов в этом направлении группа компаний IBS разработала решение для мониторинга ESG-эффективности.

Алина Иванюк, координатор Совета АПКИТ по устойчивому цифровому развитию, руководитель группы устойчивого развития компании IBS:

«Чтобы управлять ESG-воздействием — негативным, положительным, нейтральным, — нужно начать отслеживать экологические, социальные и управленческие показатели. С этой целью мы разработали IT-решение «Система цифровизации ESG-результативности», которое способно адаптироваться под специфику конкретной компании и призвано помочь сотрудникам рассчитывать углеродный след от деятельности компании, собирать и обрабатывать ESG-данные, структурировать их в необходимом формате, оценивать ESG-эффективность деятельности».

Кроме того, летом 2023 года группа «Интерфакс» и Национальный ESG-альянс запустили публичный цифровой сервис сопоставления нефинансовой информации — esg-disclosure.ru, куда вошла информация более чем о 600 компаниях.

ИИ-технологии для решения экологических и климатических задач

Драйвером рынка GreenTech являются технологии на базе искусственного интеллекта. Например, «умные» модели помогают предотвращать выбросы углекислого газа, прогнозировать климатические события, экономить ресурсы, выстраивать систему зеленой цепочки поставок, повышать качество медицинских услуг, создавать более надежные и экологичные материалы и т.д.

По оценкам Всемирного экономического форума, с помощью цифровых технологий к 2050 году можно сократить до 20% глобальных выбросов в энергетике, производстве материалов и сфере транспорта. А если ускорить внедрение AI (искусственный интеллект, ИИ), эти отрасли сократят выбросы на 4–10% уже к 2030 году. Глобальные вложения в ИИ оцениваются в $166 млрд в 2023 году, к 2027 году они могут вырасти примерно до $450 млрд.

В России «умные» технологии также активно используют в области устойчивого развития. Например, система контроля загрязнения воздуха City Air позволяет идентифицировать промышленные источники выбросов, прогнозировать экологические риски и предупреждать неблагоприятные события на предприятиях.

В Удмуртии планируется использовать искусственный интеллект для обнаружения лесных пожаров. ИИ уже помогает и в сокращении отходов — оптические сепараторы, установленные на мусоросортировочных станциях, сканируют мусор и разделяют отходы без человеческого участия. Нейросети помогают сохранить биоразнообразие планеты: они анализируют снимки фотоловушек, распознают и составляют маршруты передвижения редких животных.

«Сбер», например, разработал уникальную ИИ-модель для оценки климатических рисков и их экономических последствий. При этом созданная система способна прогнозировать события на коротких промежутках времени (6–12 месяцев), в то время как доступные на рынке решения строят прогнозы в промежутке 10–15 лет. Благодаря этой разработке компании могут существенно эффективнее управлять финансовыми и страховыми рисками, выстраивая более эффективные стратегии развития.

При этом в «Сбере» отмечают, что развитие и внедрение «умных» технологий происходит неравномерно. С одной стороны, многим компаниям не хватает доступа к передовым инновациям и технологической базы для ведения собственных разработок, с другой — на рынке есть множество разрозненных решений и пилотных проектов, разработчики которых находятся в поиске инвесторов и заказчиков. Чтобы решить эту проблему, в 2024 году «Сбер» проведет форсайт зеленых технологий.

Татьяна Завьялова, старший вице-президент по ESG Сбербанка:

«Сегодня для решения задач устойчивого развития нужен системный подход, поэтому в рамках новой стратегии мы поставили перед собой задачу — провести форсайт зеленых технологий. В России это будет первый в своем роде эксперимент, в рамках которого мы опишем национальные и международные тренды, рассмотрим доступность таких технологий и посмотрим, как и где их эффективно применять и тиражировать по разным отраслям. При этом при разработке и внедрении зеленых технологий необходимо придерживаться нейтрального принципа, который позволит беспристрастно оценивать проекты».

Кроме того, банк планирует запустить открытую библиотеку ИИ-сервисов для решения задач устойчивого развития в России и мире. В библиотеку войдут как собственные разработки банка, так и решения других компаний, в том числе международных. Открытая платформа объединит возможности искусственного интеллекта, которые есть у российских разработчиков, и потребности заказчиков, которые можно решить с помощью «умных» технологий. Сейчас у «Сбера» более десятка ИИ-решений, помогающих устойчивому развитию.

Обратная сторона медали: как сделать цифровой сектор экологичным

На сектор информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) приходится примерно 4% глобальных выбросов CO2, что сопоставимо с выбросами углерода в авиационном секторе. Согласно прогнозам, к 2040 году углеродный след ИКТ может достичь 14%, причем почти половина этого роста будет приходиться на центры обработки данных. Потому цифровому сектору необходимо задуматься над снижением собственного углеродного следа.

Вице-президент и исполнительный директор кластера информационных технологий фонда «Сколково» Константин Паршин также отмечает экстенсивность развития IT-отрасли в России и необходимость консолидации рынка для еще более успешной синергии с ESG-сферой.

Константин Паршин, вице-президент и исполнительный директор кластера информационных технологий фонда «Сколково»:

«Затраты компаний на IT-технологии значительно выросли — необходимо внедрять отечественные решения вместо импортных. Если составить рейтинг, то Россия по количеству операционных систем на душу населения будет в нем первой. Но зачем нам это нужно и говорит ли это об устойчивости отрасли? Здесь необходима консолидация рынка. Мы можем внимательнее присмотреться к опыту Китая — они прошли этот этап еще лет шесть назад и стали устойчивее именно благодаря консолидации рынка. Нам этот этап пока только предстоит пройти».

Важно, чтобы IT-сообщество осознавало свое влияние на окружающую среду и предпринимало необходимые меры. Компании, заинтересованные в снижении углеродного следа, практикуют «зеленое кодирование» — принцип, который переосмысливает разработку ПО, делая его более энергоэффективным с момента «написания» до тестирования. Используя «зеленый код», разработчики стараются упрощать и оптимизировать алгоритмы и использовать как можно меньше объемов памяти, чтобы потреблять меньше энергии.

Для решения этой задачи уже есть решения — так, команда «Сбера» вместе с Институтом искусственного интеллекта AIRI разработала открытую библиотеку решений Eco4cast, которая позволяет существенно сократить потребление энергии при обучении нейронных сетей. Технология помогает уменьшить эмиссию CO2 до 90% при выполнении ресурсоемких вычислений, в том числе при обучении больших ИИ-моделей.

Одновременно с этим ученые и предприниматели изучают, как можно использовать сгенерированное тепло от дата-центров в других целях. Например, британский стартап предложил за счет рециркуляции тепла от дата-центров обогревать 150 общественных бассейнов.

Цифровизация в интересах устойчивого развития, или устойчивая цифровизация

По мере того как технологии все больше проникают во все аспекты нашей повседневной жизни и формируют будущее нашей экономики и общества, становится крайне важным обеспечить устойчивое развитие этих цифровых изменений.

Татьяна Завьялова, старший вице-президент по ESG Сбербанка:

«В конечном счете необходимо найти баланс и золотую середину между использованием технологий в интересах устойчивого развития, с одной стороны, и обеспечением устойчивости цифровизации, с другой, когда в гонке за технологическим прогрессом соблюдаются принципы экологической и этической ответственности, такие как снижение углеродного следа информационно-коммуникационных технологий, нейтральный подход при выборе и оценке цифровых проектов, обеспечение равного доступа к технологиям».

Таким образом, уже сейчас можно сказать, что волна цифровизации и появление новых технологий, таких как изобретение генеративных нейросетей, заложили прочный фундамент для дальнейшего устойчивого развития.

Прочтите также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *